Daily News: Советский слесарь, который держал в страхе асов Люфтваффе. Почему его имя не так известно, как имя Кожедуба и Покрышкина

суббота, 26 июня 2021 г.

Советский слесарь, который держал в страхе асов Люфтваффе. Почему его имя не так известно, как имя Кожедуба и Покрышкина


 Имена таких асов Великой Отечественной, как Кожедуб и Покрышкин известны многим. Однако имя третьего по результативности советского аса Николая Гулаева, уничтожившего 57 фашистских самолетов, известно немногим.


Николай Гулаев родился 26 февраля 1918 года в семье слесаря в станице Аксайской донской области. [1] После окончания 7 класса, Николай, по настоянию отца, поступает в фабрично-заводское училище. После его окончания, Гулаев устраивается на завод и становится первоклассным слесарем. На тот момент ему было всего 17 лет, когда Гулаев увлекся авиацией.

Но образование не позволяло Гулаеву поступить в аэроклуб. И тогда Николай ежедневно, после работы на заводе, ходит в вечернюю школу пешком, которая была в соседнем с Ростовом-на-Дону городе Аксай. После А уже в 1939 Гулаев с отличием заканчивает Сталинградское летное училище и получает звание младшего лейтенанта.

После начала войны, Николай кипел жаждой мщения агрессорам и просился на передовую. Но его направили осваивать новые машины ЯК-1 и ЯК-7Б, так как до этого он летал только на устаревшем И-16. После малоопытного летчика отправили прикрывать промышленные объекты города Горький. Только к августу 1942 Гулаев попад на передовую в Сталинград.

Ночью 3 августа 1942 года авиаполк подняли на перехват немецких бомбардировщиков. Гулаев с завистью наблюдал, как более опытные летчики поднимаются в воздух. У него допуска к ночным полетам не было. Тогда техник решил подшутить над Николаем и сказал: "Что ты сидишь? Самолет готов, садись да лети". Юноша не раздумывая, вскочил в самолет и улетел. В воздухе он направил свою машину на первый же вражеский Руштлуд-111 и сбил его.


За вылет без разрешения младший лейтенант Гулаев получил нагоняй, а за сбитый бомбардировщик ему объявили благодарность и повысили в звании.

Настоящая работа для Гулаева началась лишь в мае 1943 года и бои на Курской дуге стали звездным часом летчика. 14 мая 1943 эскадрилия Гулаева несла боевое дежурство, когда на окраине ародрома раздались взрывы. Вскочив в кабину своего ЯК-1, Гулаев поднялся в небо и стремительно атаковал один из Unkers. Тот мгновенно загорелся. Затем Гулаев сделал разворот и зашел в хвост другому Unkers и нажал на гашетку, но пулемет молчал - кончились патроны. Решение таранить врага пришло само собой.

Взяв небольшой крен, Гулаев концом крыла резанул по хвосту немецкого бомбардировщика. Unkers начал разваливаться на части, а ЯК Гулаева вошел в штопор. Гулаев выбрался из пикирующего самолета и стал искать кольцо парашюта, но его не оказалось - фашистский стрелок перебил ему тросик. Летчик уже прощался с жизнью, как в друг пальцы нащупали крохотный обрывок. Николай дернул его что было сил и над головой раскрылся спасительный купол. Обрадованные чудесным спасением летчика, друзья, чуть не задушили его в объятиях.

30 мая 1944 года немецко-румынские войска наступали в направлении города Яссы. Фашисты обрушили всю мощь своих ВВС на боевые порядки советских частей. В тот день уже капитан Николай Гулаев несколько раз вылетал на задание. Его шестерке Aero Cobra противостояли 30 Unkers под прикрытием 16 Messerschmitt. В этом бою было сбито 5 советских летчиков, двое из которых погибли. В то же время немцы потеряли 10 самолетов, 15 из которых сбил Гулаев и был единственным, кто уцелел.


Гулаев чувствовал вину за гибель подчиненных и корил себя за то, что взял с собой троих необстрелянных ребят. А на следующий день сам едва не погиб. 31 мая Николай поднялся в воздух в паре с командиром полка. Во время атаки двух Messerschmitt, прикрывая своего ведущего, Гулаев попал под обстрел. Раненый в руку, он довел машину до аэродрома и потерял сознание.

Летчики любили летать с ним на задания - знали, что боевая дружба и взаимовыручка для него дороже жизни. В полку Гулаева был летчик, у которого в каждом втором вылете то мотор заборохлит, то пулемет заклинит, то живот прихватит. Как то Николай взял его с собой в пару. Встретив группу немецких бомбардировщиков, Гулаев разбил их строй и приказал бойцу атаковать замыкающий Unkers.

Ведомый послушно вышел вперед и атаковал с безопасного расстояния. "Ближе, Ближе давай!" - закричал Гулаев и дал из пушки так, что трасса прошла в паре метров от ведомого. Тот испугался - в полку все знали отчаянность своего командира. Он решил, что за трусость Гулаев и подстрелить может. Не помня себя, подошел к немцу на 50 метров и сбил очередью. Так Гулаев снял мондраж у своего подчиненного, который позже одержал немало воздушных побед.

Однажды возвращаясь с задания, когда наткнули на двух немецких асов с пиковыми тузами на фюзеляжах. Немецкие асы ринулись на ведомого и пулями повредили мотор. Прикрывая друга, Гулаев отвлек противника на себя и благодаря умелому маневру, сбил одного, а второй поспешно покинул поле боя.

Гулаев со с будущей женой - студенткой медицинского института Ниной

Оказалось Гулаев сбил полковника Люфтваффе, награжденного 4 железными крестами. Он попросил показать того, кто сумел его победить и сильно удивился, когда увидел Гулаева - совсем молодой, небольшого роста паренек. Немец протянул руку, но Николай лишь ухмыльнулся: "Слишком много чести для фашиста". Развернулся и вышел.

Но почему такой ас Великой Отечественной не получил такой славы, Как Кожедуб или Покрышкин? Многие историки связывают это с историей, которая произошла в 9 сентября в Москве. В этот день Гулаеву вручили вторую звезду героя. Вернувшись в гостиницу после награждения, он зашел в ресторан, где отдыхали его друзья летчики. Заведение было переполнено и управляющий сказал дважды героя, что для него места нет.

В то же самое время, в ресторане отдыхала румынская военная делегация. Тогда раздосадованный Гулаев громко сказал:"Это что, герою Советского Союза места нет, а врагам есть?" Завязалась драка, в которой советские летчики наваляли румынам. Нарушителей вызвали к командующему ВВС Новикову. Командующий заявил, что пока он жив, Гулаев 3 звезду героя не получит.

Гулаев вернулся на фронт и воевал до марта 1945. Его назначили штурманом 129 истребительного полка, однако не записал на свой счет больше ни одного сбитого фашиста. Биографы советского аса выдвигали немало версий - от личной обиды до происков недоброжелателей. Но мог ли настоящий советский человек лелеять свои обиды, когда враг еще не был разбит?

Легендарные асы Великой Отечественной: Покрышкин, Речкалов, Труд и Гулаев. Дата: 9 сентября 1944 г.

Историки отмечают, что на должности штурмана полка Гулаев разрабатывал маршруты, готовил боевые операции и занимался подготовкой молодых летчиков. У него просто не было времени на полеты.

Источник: 1 - wikipedia

Комментариев нет: